Опрос

Как повлияют изменения в системе выборов местного самоуправления на рынок электоральных проектов?

Число выборов с привлечением специалистов увеличится - 48.98%
Число выборов с привлечением специалистов уменьшится - 44.9%
Затрудняюсь ответить - 6.12%
Всего проголосовало:
49 зарегистрированных пользователей
Оставить
свое мнение
Результаты
опроса
Профессионалы
Иван Александрович
Данил Витальевич
Сергей Юрьевич
перейти к списку

предыдущая       следующая

Российский рынок политконсалтинга: скорее жив, чем мертв

Последние годы весьма распространено мнение, что рынок политического консультирования (или политтехнологий, как угодно) в России либо мертв совсем, либо находится на последнем издыхании – количество выборов, когда-то главной точки приложения способностей соответствующих специалистов, предвыборные бюджеты, публичная политическая конкуренция значительно сократились по сравнению с золотой эпохой политтехнологов – второй пол. 1990-х гг. В самом деле, отмена осенью 2004 г. прямых выборов губернаторов, а также муниципальная реформа, в результате которой мэры примерно трети населенных пунктов теперь не избираются их жителями, привели к сокращению годовых объемов рынка политконсалтинга, по разным оценкам,  в полтора раза или даже втрое. Ограничивает возможности трудоустройства политконсультантов и унификация избирательного календаря: вместо практически непрерывного цикла сменяющих друг друга выборов, региональные голосования теперь проводится два раза в год. Кардинально изменились и условия реализации гражданами своего пассивного избирательного права. «Сейчас уже мало смельчаков, которые выдвигают свои кандидатуры на выборах с «шашкой наголо». Сейчас уже просто чтобы выдвинуть свою кандидатуру на выборах необходимо пройти множество различных согласований на самых разных уровнях», - констатировал еще в 2009 г. автор материала, посвященного кризису отечественной PR-отрасли, на одном из интернет-сайтов (http://www.33333.ru/). Высокая степень управляемости публичных политических процессов и преобладание административного ресурса в качестве основного инструмента победы кандидата на выборах, казалось бы, практически полностью лишают общество потребности в грамотных и способных к творчеству политических консультантах. Так ли это?

На самом деле, представляется, стоит говорить не о смерти, а о мутации или, если угодно, трансформации, организма под названием «российский рынок политконсалтинга». В изменившихся условиях жизнедеятельности он сам видоизменяется, утрачивает или сокращает масштабы старых функций, но одновременно и обретает новые, отращивает новые органы, вырабатывает новые способности.

Прежде всего  - с отменой прямых выборов губернаторов и высокой предсказуемостью федеральных парламентских выборов, основная борьба за голоса избирателей сместилась в  нишу выборов в законодательные собрания регионов, городских советов, глав городских администраций. С одной стороны, консалтинговые компании, ранее избалованные бюджетами на федеральных и губернаторских выборах, решили не гнушаться и этого источника доходов, который раньше их не интересовал в силу значительно меньших размеров. С другой стороны – активизация борьбы за места в региональных заксобраниях, городских советах и мэриях  привела и к росту ставок, то есть бюджетов, в этой борьбе. Одновременно в регионах постепенно появляются экономические структуры, которые могут себе позволить соответствующие траты на продвигаемых кандидатов.   

Но важнее, пожалуй, даже другое. Не то, что институт выборов в принципе подает признаки жизни и конкурентной борьбы, пусть и на ином – более низком – уровне. Гораздо более значим факт, что в обществе, и прежде всего в административных, политических и бизнес-структурах, растет осознание необходимости политического консультирования не только во время выборов, но и в продолжительный период между ними. А также того, что собственно победой на выборах цели политического консультирования не ограничиваются.

Это приводит к росту востребованности долгосрочных, стратегических функций политконсалтинга: постоянного профессионального консультирования по решению политических вопросов в ходе текущей деятельности заказчика, выстраивания отношений между элитами, персонального политического брендинга. Активными потребителями соответствующих услуг все чаще становятся бизнес-структуры. Причем опыт и навыки политконсультантов востребованы здесь не только в решении непосредственно профильных для них задач – оценки и минимизирования политических рисков бизнес-проектов, выстраивания отношений с властными структурами, применения политических технологий при работе с общественностью, но и смежных, отчасти новых областей – репутационного и имиджевого бизнес-PR.

Заметно, что таким образом политическое консультирование во многом перенимает часть функций, а точнее, значительно заходит на территорию таких областей, как управленческий консалтинг, GR, корпоративный PR. По сути можно говорить о том, что на наших глазах происходит встраивание ранее относительно обособленного и крайне утилитарного (в смысле – ориентированного преимущественно на единственную задачу – победу на выборах) вида деятельности в широкий и сложный комплекс инструментов развития общественных связей с одной стороны, и в систему средств повышения эффективности организации – с другой. Выражаясь простым языком, политконсультанты перестают быть поденщиками узкого профиля, которых вызывают на ограниченный период времени для выполнения единственной функции, и становятся востребованными на постоянной основе работниками, чья деятельность важна для целого ряда аспектов функционирования организации.

Это находит отражение и в характере их трудоустройства. По словам одного из первых политтехнологов  в России — Игоря Минтусова, образ типичного политического консультанта в  последние годы изменился следующим образом: «Если раньше они бегали от одного кандидата к другому, пытаясь обслуживать тех, кто больше платит, то сейчас стали ценить стабильность, устраиваются на постоянную работу. Штатные политтехнологи теперь есть во всех партиях. Управление внутренней политики Администрации Президента на 90% укомплектовано политтехнологами» (http://www.mk.ru/).

Однако, разумеется, изменение условий жизнедеятельности влечет за собой ужесточение естественного отбора. Не все политтехнологи и соответствующие фирмы, даже успешно проявившие себя на ниве обслуживания выборов, смогут эффективно приспособиться к новому формату рынка политконсалтинга. Например, работа на партийный список существенно отличается от обслуживания кандидата-одномандатнника. Здесь и более значительные масштабы и необходимость согласовывать интересы списка и партийных одномандатников, координировать взаимодействие партийных и штабных структур, и многие другие трудности, не привычные организаторам мажоритарных выборов.

Усилению конкуренции на рынке политконсалтинга способствует и еще один фактор. Это проявляющееся постепенно все больше стремление заказчиков к отказу от найма исполнителей в формате «под ключ» в пользу субподряда. Нанимая несколько разных специалистов и агентств под отдельные направления работы, заказчик в значительной степени экономит средства, провоцирует конкурентную борьбу исполнителей, заставляя их повышать качество (и количество) оказываемых услуг… и опять экономит средства. Между тем, для сферы бизнес-PR такой подход характерен достаточно давно и приводит к определенной специализации агентств: одни профессионально занимаются организацией информационных мероприятий, другие – персональным PR и т.п. Таким образом, и здесь мы видим проявление встраивания сферы политического консультирования в общий контекст развития консалтинга и PR  в целом.

Но и этим не исчерпываются трудности или, как теперь модно выражаться, вызовы, стоящие перед отечественным политконсалтингом на нынешнем  этапе его развития. Сегодняшним политтехнологам приходится считаться со значительно возросшей по сравнению с 1990-ми годами искушенностью общества в используемых ими технологиях, выработавшимся иммунитетом в отношении ряда приемов, ранее приводивших к успешному результату. Это относится, например, к «черному пиару». По мнению многих экспертов, технологии «черного пиара» были эффективны на «заре демократии», позднее они давали около 5 процентов голосов, а затем и вовсе перестали давать результат.

В значительной степени такое положение обусловлено поистине триумфальным развитием и ростом влияния такого нового канала информирования (а также мобилизации и самомобилизации) общества, как интернет. Аудитория интернета – это совсем не тот «электорат», каким его привыкли воспринимать политики и политконсультанты еще буквально десятилетие назад. Это требовательная, критически настроенная, избалованная обилием и относительной доступностью интересующей ее информации публика. «Homo Internetus по иному воспринимает информацию, и хочет на нее реагировать, высказать свое мнение, получить ответ, пусть даже ругательный. А возможность прямого виртуального общения с политиком (даже если отвечает на сайте или в блоге не сам политик, а специально обученный человек) является для такого электората ценностью. Те возможности, которые предоставляет сейчас Интернет, а особенно блогосфера и социальные сети, позволяют человеку войти в контакт с кем-то, с кем в обычной жизни такой контакт априори невозможен. И в этих дискуссиях формируется не только позиция, но и резонансная точка зрения», -  отмечает Юрий Борисов, креативный PR-директор компании PR2B Group (http://www.4p.ru/). При этом рост интернет-аудитории в России происходит, если и не лавинообразно, то все равно стремительно - по данным фонда «Общественное мнение», осенью 2009 г. в России насчитывалось 42 млн. интернет-пользователей, или 36% взрослого населения страны. Ядро интернет-пользователей — суточная аудитория — составляет почти 24 млн. человек — это примерно каждый пятый взрослый россиянин (21%). Соответственно, пройти жесточайший естественный отбор могут те игроки рынка политконсалтинга, которые в состоянии разговаривать с растущей интернет-аудиторией на ее языке. В ответ интернет предоставляет им революционные, неслыханные ранее, инструменты работы с общественностью.

Так что получается, что российский рынок политконсалтинга все же скорее жив, чем мертв. Безусловно, он уже совсем не тот, каким мы его знали (и любили?) в 1990-е годы. Произошли кардинальные изменения в формах, задачах работы политических консультантов, выявились новые трудности и новые возможности, произошла серьезная корректировка расстановки сил на рынке, часть компаний и специалистов, не сумев приспособиться к новым условиям, сошла с рынка, другие вынуждены осваивать смежные сферы деятельности. Но в конце концов до тех пор, пока существует человеческое общество, а следовательно политика, услуги политконсультантов в том или ином виде будут востребованы.


Автор статьи: Николай Хохлов

Комментарии (1): Чтобы добавить комментарий, Вам необходимо авторизоваться на сайте. Если Вы еще не зарегистрированы, зарегистрируйтесь.

Автор
01.06.2011 12:05     Алексей Николаевич
Буковок много. Читать трудно. Но по сути все правильно.
И еще одна важная детель "Нового порядка". Практически полностью умерли Фрилансеры. Хотя для мелких заказчиков это было и дешевле, и эффективнее. Просто не остается уже мелких заказчиков. Все встроены в какую-нибудь вертикаль
Ссылка

перейти к списку

предыдущая       следующая