Опрос

Как повлияют изменения в системе выборов местного самоуправления на рынок электоральных проектов?

Число выборов с привлечением специалистов увеличится - 48.98%
Число выборов с привлечением специалистов уменьшится - 44.9%
Затрудняюсь ответить - 6.12%
Всего проголосовало:
49 зарегистрированных пользователей
Оставить
свое мнение
Результаты
опроса
Профессионалы
Иван Александрович
Данил Витальевич
Сергей Юрьевич
перейти к списку

      следующая

Олег Матвейчев: «Величайшим пиарщиком был Черчилль»

Рolitprofi начинает серию интервью со звездами политконсталтинга. Первым делится своими секретами Олег Матвейчев.

Легендарная личность для тех, кто только пробует своими руками менять российскую реальность в отдельно взятой местности. Олег Матвейчев вел более 200 разнообразных проектов. Он занимался всем, начиная от выборов мэров небольших городов и муниципальных депутатов до конфликтов российских ФПГ и президентских выборов. Работал более чем в 60 регионах России и за рубежом. Сейчас служит вице-губернатором Волгоградской области.

Олег Матвейчев автор нескольких книг, ставших культовыми для многих пиарщиков и «продвинутых» заказчиков: «Что такое политический консалтинг?», «Проблемы манипуляции», «Уши машут ослом. Современное социальное программирование», «Предвыборная кампания. Практика против теории», «Уши машут ослом. Сумма политтехнологий».

Олег, как вы считаете, сложился ли в регионе и в стране рынок политконсалтинга? Какова его специфика?

Нет, не сложился. Если говорить о рынке, то это такая вещь, которая действительно в каком-то смысле складывается естественным путем. Этого не произошло. Произошло другое. Огромное количество людей, которые действительно работают на рынке — они настолько в глубоком низу, что про них никто не знает, и они ни на что не влияют. И есть люди, которые находятся в самом верху и имеют преимущество. Некоего равновесия не сложилось, хотя еще десять лет назад я считал, что это возможно.

На рынке политконсалтинга нет ничего такого, чего бы не было в других рынках. Есть статистика, согласно которой половина российской экономики белая, а половина серая. В политконсалтинге все точно так же.

Считаете ли вы, что есть определенные школы политконсалтинга?

В девяностые годы было именно так. Были школы, которые ориентировались на европейские образцы, а для Европы характерен акцент на имидж, на какие-то внешние показы. Была американская школа, которая говорила, что более важны действия, акции, поступки. Уральская школа, ярким представителем которой является Бакстер-груп, воплощала американские стандарты, а Москва — европейские. Разумеется, все это очень условно, поскольку за последнее десятилетие различия между американской и европейской школами консалтинга основательно стерлись, как и между разными школами в России. Все перемешалось...

Есть ли отличия в методах  и целях российских и западных политконсалтеров?

Главное отличие в том, что у нас результат выборов может быть роковым для судьбы страны, а на Западе весь результат укладывается в рамки нескольких процентов, кем-то у кого-то отнятых. У нас было все гораздо проще — победил или проиграл. Сейчас мы в каком-то смысле переходим на западную модель, идет борьба не за результат, а за проценты, и это плохо. То есть все работают, все чем-то занимаются, все в делах, все в поту... А нельзя сказать — послушай, чувак, что если у нас тут в сентябре будет как в Триполи? Это будет грубо и неинтеллигентно, и никто на такие вопросы даже отвечать не станет.

Что бы вы охарактеризовали как образец успешного политпиара в двадцатом веке?

Знаете, как я скажу... Разница между неким, условно говоря, исходником и сложившимся имиджем. Если человек убил сто миллионов и получил Нобелевскую премию мира за то, что он красавчик, то это означает, что он круто сумел себя продвинуть, да? А если кто-то наоборот убил два миллиона, а его все считают тираном, мерзавцем и так далее, то налицо плохой пиар. Так вот, по этим критериям гением политпиара в двадцатом веке был Черчилль. Он считается величайшим политиком ХХ века. Человек, который уничтожал миллионы людей. Человек, который принял Великобританию с атомной бомбой, а оставил ее с сохой. Это не буквально, конечно. Просто из могущественной империи Великобритания при нем превратилась в маленькую национальную страну, такую, как Польша там, Монголия, не знаю... Словом, какая-то ерунда, которая когда-то была владычицей морей и властелином мира. Что такое современная Англия? Это страна, в которой живут какие-то отморозки, бухарики, рок-музыканты, и все, что у них есть — это пиар прежней державы. И это все поглощается неграми, арабами. Лондон замучен прибалтами, поляками, украинцами там всякими... Нет уже той Британии, которая была. Есть одна из двухсот стран мира, которая ничем от них не отличается. Но в то же время, есть коньяк «Черчилль», бары «Черчилль», сигары «Черчилль», фильмы про Черчилля, история войны от Черчилля. Гений.

А в нашем веке такие гении есть?

Смешно даже разговаривать. Прошло-то десять лет всего. Никто еще толком не успел себя проявить. Есть масса всяческих стратегических стратегий, рассчитанных на двадцать, пятьдесят, сто лет вперед. Вот когда они будут реализованы, тогда будет понятно, кто в итоге крут... А пока мы видим первый шаг стратегии, второй, третий, пятый...

Если сравнивать рынок политконсалтинга середины девяностых с сегодняшним днем, стал ли он цивилизованнее?

Многое из того, что происходит в западных странах, например, есть совершенная дикость. Некоторые технологии из тех, которые мы используем, там еще неизвестны. Им еще учиться и учиться надо. Изменения на рынке проходили в несколько стадий, и они, конечно, не связаны с цивилизованностью всякой. Если классифицировать грубо, было три периода. Первый — период непонимания.

Это когда главы регионов, мэры, всякие депутаты просто не понимали, на хера это нужно, все эти имиджмейкеры, им, понимаешь, платить надо. Мы и так все тут знаем, знаем свои районы, свою местную вонючую специфику и так далее. Когда всех этих жадных баранов выкинули на помойку истории вместе с их знанием районов и местной специфики...

Кто выкинул?

Те, кто не поскупился нанять политконсультантов.

Понятно.

Когда всю эту шушеру выкинули, начался второй период. Элиты начали встраиваться в новую реальность. Политконсультантам начали доверять как адвокатам. Как относятся к адвокатам? Это люди, которые знают и умеют то, чего обычные люди не знают и не умеют. Этот период был триумфом политконсалтинга. Консультантам говорили — ребята, мне вот надо выиграть такие выборы, или решить такую задачу, делайте что хотите, любые деньги, главное — результат. Это был золотой период — в прямом смысле. Кто-то, как я и мои коллеги, честно работал на результат, то есть придумывал всякие интересные проекты. А кто-то решил — а, ты даешь деньги, значит, ты лох. Мы у тебя эти деньги просто стырим. И стали тырить. Так у политконсалтинга возникла несколько двоякая репутация. С одной стороны, стало известно, что консалтеры могут совершать некие электоральные чудеса, то есть побеждать в чрезвычайно невыгодных условиях. С другой стороны, возник миф о консалтерах как о ворах, которые на доверии у клиента тырят деньги и с ними куда-то убегают.

Ну и наконец, третий период наступил тогда, когда люди с большим опытом участия в выборах, которые уже неоднократно избирались, решили, что консалтеры — это третьи-пятые-десятые люди в штабе, которых лучше не допускать к бюджетам и решениям, и отодвинули их по сравнению с девяностыми годами достаточно далеко. Бюрократия заменила творчество. На самом деле такие вот бюрократы, которые отодвинули консалтеров, не понимают, что гарантированно проиграют, поскольку в избирательных технологиях каждый избирательный цикл происходит революция, и то, что работало три-пять лет назад, завтра уже не сработает. Нужно доверяться людям, которые работают непосредственно в поле. Никаких других способов побеждать всегда, кроме как доверять профессионалам, в природе не существует.

Если брать сослагаемые успеха в избирательной кампании, как бы вы расставили приоритеты?

Давайте на первом месте поставим креативность, на втором бюджет, на третьем административный ресурс, на четвертом удача, на пятом — сеть агитаторов.

Согласны ли вы, что российский рынок политконсалтинга сильно коррумпирован?

У нас сейчас очень много крикунов, извиняюсь за выражение, которые возмущаются тем, что гаишники берут взятки, менты берут, прокуроры, судьи там... пилят откаты... Всю эту фигню собирают... На самом деле, если любого нормального человека из России перенести в Америку, где якобы не будут брать взятки, зато по каждому поводу надо будет платить штраф, то он просто взвоет от этой честности. Поэтому, когда наши люди туда попадают, они понимают, как хорошо было в России. Здесь, ну проехал тихонечко под знак или через две сплошные — ты можешь дать нормальному такому же пацану 500 рублей и спокойно ехать дальше. Точно так же все наши бизнесмены прекрасно ориентируются во всяких черных схемах, связанных с сокрытием налогов. Без коррупции они просто разорятся! И кому это будет выгодно? Экономика находится в черном рынке, мы уже говорили. Так вот, она там находится не потому, что гнилая, плохая, аморальная, а потому что в условиях открытости она будет просто нерентабельной. Просто ей кирдык придет. Поэтому никто не заинтересован в открытости экономики — ни бизнес, ни граждане, ни власть. И, кстати, слава богу! Потому что иначе все эти фанатики справедливости и открытости просто уничтожат страну. К чертям собачьим.

Как вы оцениваете появление нашего портала в контексте развития российского политконсалтинга?

Это хорошо. Сделана попытка собрать профессионалов в одном месте. Это выгодно для заказчиков, потому что дает им определенную защиту от совсем уж отмороженных жуликов. До сих пор заказчик практически был лишен возможности проверить профессионализм человека, которого он нанимает. Приезжает на территорию, скажем, Сигизмунд Сигизмундович. И важно начинает рассказывать о том, скольких губернаторов он избрал и скольких врагов уничтожил. А заказчику остается только верить или не верить. Здесь же можно собственноручно зайти на сайт и посмотреть, что за человек Сигизмунд Сигизмундович? Где работал, с кем работал, какие результаты показал.

Подобный портал будет полезен и для политтехнологов. Ну, или людей, которые себя считают политтехнологами. Для фрилансеров – это шанс приблизиться к мифической кормушке, где раздают заказы. Подрядчикам портал дает возможность подобрать кадры в регионах. И для всех без исключения, такая площадка может стать чем-то вроде профсоюза. Поскольку среди заказчиков, всяких-разных партий, мэров-пэров, депутатов, кандидатов жулики встречаются гораздо чаще, чем среди политтехнологов. А, если ты простой парень, приехавший покорять тундру на два месяца и за тобой никто не стоит, то с первого и до последнего дня кампании тебя не оставляет страх того, что тебя банально кинут с деньгами.

Чего, на ваш взгляд, не хватает порталу?

Я считаю, остро не хватает фотографий в купальных костюмах, причем как женских, так и мужских, поскольку у заказчика вкусы могут быть утонченные. Это я, конечно, шучу. Может быть, не хватает каких-то действительно острых, проблемных вещей. Вот если вы это интервью опубликуете в том виде, в котором я вам его дал — это уже вам будет огромный плюс, потому что люди устали от всякой жвачки и прочего бреда.

Интервью — Светлана Баранова

11 июля 2011 г.

Комментарии (1): Чтобы добавить комментарий, Вам необходимо авторизоваться на сайте. Если Вы еще не зарегистрированы, зарегистрируйтесь.

Автор
Каков большой рынок таков и рынок политуслуг. Зачем ждать от быка сливок, если он не способен даже на молоко? - У него другое предназначение.
Ссылка

перейти к списку

      следующая